История 5157 из выпуска 1328 от 03.03.2006 < Bigler.ru


Щит Родины

Старик
Саня с ведром в руках выскочил из пока еще наполненного утренней прохладой помещения заставы.
- Саня, ты куда? - спросил дежурный.
- Ща, воды принесу, повар просил! - откликнулся через плечо выбегающий Сашка.
- Ты хоть броник надень... - вдогонку крикнул дежурный.
- Я быстро! - донеслось уже снаружи.
Сашка вылетел на улицу и побежал к двухтонной алюминиевой бочке, стоявшей под редким деревянным навесом в противоположном конце территории заставы, окруженной невысоким дувалом. У бочки Сашка поставил ведро на пыльную землю и только собирался открыть кран, как в этот момент труба, на которую был навернут кран, лопнула под ударом пули. На потрескавшуюся от жары землю из образовавшейся дыры хлынула вода, опрокинув ведро.
- Ёпт! - крикнул Саня, молниеносно бросился под защиту дувала и замер, только через мгновение до его слуха дошел сухой звук выстрела.
Практически сразу же с двух сторон раздались пулеметные очереди с постов, прикрывающих заставу со стороны «зеленки». Через пару минут, когда смолкли очереди, к Сашке, прикрываясь дувалом, подошли несколько бойцов.
- Жив?
- Да, жив, только вот воды у нас совсем мало осталось, - ответил Сашка, немного приходя в себя после шока.
- Опять снайпер, сука! Вторую неделю от него покоя нет, -привалившись спиной к теплой глинобитной стенке, пробормотал Серый.
- Достал, - зло добавил кто-то еще.
- Будешь курить? - Серый протянул Саньке сигарету и чиркнул спичкой.
Около десяти дней заставу обстреливал снайпер. Нельзя сказать, что из-за него несли потери, но жить в постоянном напряжении становилось невыносимо. За последние дни снайпер ранил одного из бойцов. Прострелил ведро, случайно положенную на дувал каску и обстрелял пост во время смены. Стрелял он, судя по направлению, с одного и того же места, на удалении метров шестисот - восьмисот от заставы со стороны зарослей довольно густого молодняка. Любые попытки накрыть его пулеметным огнем после выстрела, оставались безуспешными - после двух-трех дней затишья он вновь возвращался на свою позицию. На очередном боевом расчете начальник заставы поставил задачу: из старого камуфляжа и соломы сделать чучело и выставить его в качестве «заманухи» для снайпера. Во время спектакля снайпера должны были засечь бойцы «секрета», выставленного в нескольких сотнях метров от заставы, ближе к предполагаемой позиции снайпера.
Весь следующий день был потрачен на изготовление куклы. На каркас, собранный из сухих веток, был надет камуфляж, плотно набит соломой, на голову напялили простреленную Серегину каску, в «руки» дали палку с вставленным посередине донышком от консервной банки. На солнце донышко давало отличные блики, выдавая неопытного стрелка. Вечером, когда к завтрашнему представлению было практически все закончено, на заставу, в который раз, пришел старик - ваханец из соседнего селения. Кишлак находился чуть выше, в паре километров от заставы.
Старик был неопределенного возраста, сухой, руки с мозолистыми крючковатыми пальцами. Ему одинаково можно было дать как пятьдесят, так и восемьдесят лет. В старом, видавшем виде халате и такой же тюбетейке. Старика неизменно сопровождал медлительный ишак с пыльными седельными сумками на спине и притороченной к ним короткой мотыгой. Раз в несколько дней старик проходил мимо заставы, спускаясь вниз к своему небольшому огороду.
К его появлениям все уже давно привыкли, и через пост, прикрывающий дорогу, он ходил совершенно беспрепятственно. Ближе к вечеру, возвращаясь домой, старик заходил на заставу передохнуть, попить воды, послушать новости.
В предрассветных сумерках заставу покинул наряд, в задачу которого входило обнаружить позицию снайпера. Две тени бесшумно проскользили вверх по склону, растворившись среди редкого кустарника и камней. Примерно через час наряд занял свое место и приготовился ждать. Светало.
- Том, а Том, что видишь? - оторвавшись от бинокля, еле шевеля губами, спросил Серый.
- Пока ничего не вижу, темно еще, - не отрываясь от оптики, шепнул Том.
- Вот и я говорю, темно, и зачем мы так рано вышли? - бубнил Серый.
- Потому что так надо. Не днем же у него на глазах. Или у тебя дырки в голове не хватает? - прошипел Том.
- А если бы ты был на его месте, где бы засел? - не унимался Серый.
- Отстань, хорош гундеть, мешаешь! - огрызнулся Том.
- И все же, где? Ты ж снайпер, - еще раз спросил Серый. Ему явно становилось скучно.
- Скорее всего, вон там, где «зеленка» обрывается. В камнях, левее уступа. Высоко, зелень не мешает, застава как на ладони, и уходить удобно, - объяснил Том.
- Да, наверное, только далековато, - рассматривая склон через бинокль, отозвался Серый.
- Далековато. Поэтому и мажет. Тут примерно с километр будет, - прикинув расстояние, согласился Том.
- Эх, покурить бы! - задумчиво протянул Серый.
- Так кури, только я выше поднимусь, посмотрю, откуда тебе «привет» прилетит, - с усмешкой произнес Том.
- Ну, на фиг, скажешь тоже, уж лучше так, потерпеть, - с обидой в голосе ответил Серый. Покачавшись на локтях, устроился удобнее, выдвинул чуть вперед пулемет, поднес к глазам бинокль и замер. Почти рассвело.
- Все, я выше ушел. Ориентиры помнишь? - спросил Том.
- Да, помню, давай! - сказал Серый, не оборачиваясь.
Медленно Том отполз назад и бесшумно растворился в каменной гряде, уходящей вверх по склону. Там ниже, в ложбине, остался Серый. В случае обнаружения снайпера он должен был прикрыть отход Тома и дать целеуказание пулеметам на постах.
Рассвело. Из-за гор выглянуло солнце, и все вокруг наполнилось светом. Отсюда, сверху, застава выглядела игрушечной. На территории копошились маленькие фигурки бойцов. Перебежками, один за другим, в сторону поста на правом фланге двигалась смена. Так же, перебежками, возвращалась смена поста с левого фланга. Воздух еще не такой раскаленный, как днем, всё же начинал подрагивать. Минут через тридцать над срезом дувала появилась голова.
Она медленно, лениво перемещалась от блокпоста у ворот заставы к бочке с водой в том секторе, по которому обычно работал снайпер. Два кукловода, прикрываясь дувалом, вели чучело к бочке. С такого расстояния кукла выглядела как живая, она то останавливалась, поворачиваясь на месте, то быстро продолжала движение, словно вспомнив о том, что можно получить пулю.
Том, наблюдавший спектакль со своего места метрах в трехстах от заставы, восхищался, на сколько правдоподобно все выглядело. Кукла пристроилась спиной к столбу навеса над бочкой и медленно поводила «стволом» палки. Пару раз в лучах солнца блеснул «прицел». Снайпер, если и находился на своей позиции, должен был клюнуть.
Становилось жарко, солнце стояло почти в зените. Кукла еще пару раз ходила в сторону блокпоста. Снайпер молчал.
Том сквозь прицел взглядом ощупывал противоположный склон, пытаясь найти хоть какие-то признаки того, что снайпер вышел на позицию и просто наблюдает за спектаклем, хотя, для него все происходящее должно было казаться более чем правдоподобным. На склоне, тонущем местами в раскаленном мареве, все оставалось без изменений, только... С краю, где «зеленка» подходила вплотную к большому уступу скалы, вдруг вылетела какая-то птица, скрывающаяся от жары в зарослях. Она сделала небольшой круг и вновь нырнула в спасительную тень. Кто-то ее спугнул!
Сердце бешено заколотилось. Идет!
Прошло еще около часа. Кукла как раз возвращалась к провалу около бочки, ее «голова» то высовывалась, то скрывалась за дувалом. Пристроившись у столба, она стала водить палкой, блеснув в лучах солнца «прицелом», как в то же миг в груди куклы образовалась рваная дыра. Кружок банки-прицела со звоном отлетел в сторону, а от столба за спиной откололась большая щепка. Кукла качнулась и медленно повалилась на спину. Где-то далеко, со стороны скалы, раскатился звук выстрела.
Над «зеленкой» взлетело несколько птиц, напуганных выстрелом. Обшаривая взглядом камни, Том так и не мог найти тщательно замаскированную позицию снайпера.
- Где ты спрятался, сука? - крутилось в голове.
Со стороны заставы привычно задолбили пулеметы, трассера огненным пунктиром унеслись в сторону скалы. Через прицел было видно, как пули поднимают фонтанчики пыли в камнях, сбивают листву, срезают ветки. Выпустив еще пару-тройку очередей, пулемет на левом фланге замолчал. Правый фланг дал еще несколько трескучих пулемётных выстрелов, сместив огонь чуть левее.
- Только бы Серый не стал лупить за компанию! - подумал Том.
Серегин пулемет молчал.
- Вот и славно, еще не хватало, чтобы эта сволочь поняла, что за ним охотятся! - осматривая скалу, сам с собой разговаривал Том.
Склон над «зеленкой» оставался таким же безжизненным, как и час назад. Никаких признаков, что там находится чужой, не было. Что он там, было понятно - выстрел в грудь куклы был явным тому подтверждением. Но где он прятался, оставалось загадкой, его выстрелы ясно давали понять, что там он чувствовал себя в полной безопасности.
Вторая половина дня прошла практически бесцельно, снайпер свое присутствие ничем не выдавал. Наблюдение за скалой продолжалось до вечера. Только с наступлением сумерек Том спустился вниз к Сереге.
- Все, тут ловить нечего! Снимаемся! - тихо сказал он.
- Да! Вот, падла, ни хрена его не видно! - пробурчал Серый, убирая бинокль.
Развернувшись, они отползли к гряде камней, и стали медленно спускаться вниз.
Только когда плотной пеленой на заставу опустились сумерки, «секрет» появился в дежурке.
- Ну, что, охотники? - спросил дежурный.
- А ничего! Не видно его, но он там был! - раздраженно сказал Серый, на его запыленном лице с высохшими струйками пота блестели только глаза.
- Знаем, что был! - войдя в дежурку, сказал начальник.
- Тащ капитан, за время... - начал докладывать Том, но был остановлен жестом начальника заставы.
- Приводите себя в порядок, ешьте, потом зайдешь ко мне, - кивнул капитан Тому и вышел в ночь.
После ужина Том постучал в дверь канцелярии:
- Разрешите?
- Входи! Присаживайся! Ну, какие есть мысли? - капитан оторвался от карты.
- Да какие мысли! Надо его вычислить. Оттуда, где мы сегодня были, его не видно! Но стреляет он точно из распадка или откуда-то рядом, сектор уж больно маленький берет - в районе бочки, - задумчиво произнес Том.
- Вот и я так думаю. Смотри сюда, - капитан разложил на столе карту,
- Вот тут - «зеленка», от нее метров сорок левее начинается крутой склон. Там не подойти. Приходить он может отсюда, - капитан ткнул отточенным карандашом в точку на карте участка.
- Да, получается - отсюда, если он другой тропы не знает. Но, скорее всего, знает! Если бы отсюда шел, то мы бы сегодня его видели. Тут «зеленка» вплотную не подходит к скале. Хоть и далеко, а участок открытый, значит, у него есть другой путь, - разглядывая карту, сказал Том.
- Надо на все это поближе посмотреть, должны быть следы! Несколько растяжек на тропе поставить! - задумался капитан.
- Не надо растяжек, тащ капитан! Ночью там черт ноги поломает, а он по светлу ходит, заметит, еще дольше его ловить будем, - раздраженно ответил Том.
- Ну, это твое дело! Мне надо убрать снайпера! Через трое суток будет вертушка, не хватало нам еще двухсотых с ней отправлять! - капитана снайпер бесил не меньше остальных.
- Есть, понял! - буркнул Том, - Разрешите идти?
- Иди. Возьми с собой, кого посчитаешь нужным!
- Я лучше сам. Так проще! - ответил Том и вышел.
Ночь стояла тихая. Яркая луна подсвечивала чахлую растительность. Под ногами тихо скрипел пыльный песок. Тень бесшумно скользнула в сторону поста правого фланга. На посту, за сложенной из камней полукруглой стенкой слышался тихий трёп. Бойцы, затупившие в наряд, травили байки и истории из гражданской жизни. Тень оторвалась от редких кустов и переместилась к посту.
- А еще у меня мать такие пироги с рыбой делает! - слышалось за бруствером.
- Ну что, мля, щемим? - раздалось из темноты.
Секундное замешательство, какая-то возня, щелчок автоматного затвора.
- Стой, кто идет! - достаточно громко отозвался пост.
- Кто-кто, свои. Пароль: «восемь», - усмехнулась ночь.
- Отзыв: «семь», - отозвался пост.
В тылу, от камня оторвалась фигура, и, пригнувшись, подошла к посту.
- Ну, что, перебздели? - перебравшись на пост, улыбнулся Том.
- Да ну тебя в задницу! Нашел время шутки шутить! - обиженно ответил Герыч, все еще держа автомат наготове.
- Да ладно, расслабься! Бдить надо, а не трепаться про мамины пирожки, - уже с наездом парировал Том.
- Ты куда это собрался? - Герычу стало интересно, потому как на обычную проверку поста маскхалат, боекомплект и снаряжение, рассованное по карманам разгрузки, явно не тянули.
- Куда надо, туда и собрался! Тебе-то что? Твоя задача в оба смотреть, а не о пирожках лясы точить! - вопрос немного разозлил Тома.
- Ну, а серьезно? - Герыч явно не хотел уступать.
- Пойду по «зеленке» к скале пройдусь, может, снайпер следы оставил, - уже спокойно ответил Том.
- А-а, понятно! - протянул Герыч
- Ну, раз понятно, тогда слушай сюда! Я сейчас от вас спущусь, пройду вдоль гряды в направлении ваших третьего и четвертого ориентиров. К той кочке, что с края, и так дальше, по краю «зеленки» к скале. В случае чего, прикроете! Ясно? - Том указал направление.
- Ясно! - бодро отозвался Герыч.
- Я ушел! Смотрите, меня с духом не перепутайте! - хлопнув по плечу Герыча, Том сполз вниз в сторону гряды.
Когда начало светать, Том находился около скалы. Еще в предрассветных сумерках он преодолел открытый участок и забрался на плоский участок скалы. Несколько больших обломков образовывали скрытую от глаз стороннего наблюдателя впадину, из которой открывался отличный обзор. Сектор, отсюда полностью просматривавшийся, захватывал открытый участок. Часть растительности у отвесной части подъема и каменный распадок, где по предположению мог оборудовать позицию дух. Даже если он ходил со стороны дороги к кишлаку, то, чтобы подняться, он должен был выйти напротив.
Солнце палило нещадно, заливая все вокруг, не оставляло даже малейшего намека на тень. Время тянулось медленно. От лежания в одном положении тело затекало. Оставалось терпеливо ждать, когда дух пойдет на засидку. Потный камуфляж, прилипший к спине, еще больше раздражал изнывающий без движения организм. Том повернулся на бок и посмотрел на часы - шестнадцать пятнадцать. Что-то подсказывало, что сегодня снайпер не придет. Он передвинулся в сторону и развернулся к заставе. От площадки, где он находился, до заставы по расчетам выходило восемьсот пятьдесят метров. Распадок и часть каменной осыпи уходили еще глубже в расщелину скалы. К общему расстоянию до заставы можно было еще смело добавить метров сто. Выстрел с такого удаления сложный, если учесть, что даже в прицеле фигурка человека ничтожно мала. Наверное, именно поэтому не все пули снайпера находили свои цели. Сашка бежал к бочке и его частично скрывал дувал, а кукла неподвижно сидела в провале и была видна почти полностью, заманчиво блестя «прицелом». За этими размышлениями Том рассматривал заставу.
Солнце начинало садиться. Из-за блокпоста у заставы появился знакомый силуэт старика и его верного спутника. Они возвращались в кишлак. День, проведенный на скале, не принес желаемых результатов, но тем самым увеличивал шанс, что утром дух выйдет на позицию. Оставалось ждать.
Опустилась ночь. Том периодически разворачивался к заставе и внимательно наблюдал за происходящим. На правом посту два бойца умудрялись курить. Огонек сигареты хорошо просматривался в темноте, то ярко разгораясь, то чуть притухая, прятался, то снова появлялся над бруствером.
- Вот раздолбаи! Сейчас бы засадить им разок по брустверу, охота курить отпадет на всю жизнь! - зло подумал Том.
Становилось прохладно. Черное, безоблачное небо, усыпанное точками звезд и яркая луна предвещали жаркий день. Том сидел, привалившись к камням, и прислушивался. Вокруг стояла тихая ночь, не выдававшая ничего подозрительного.
Утро началось с чуть подсвеченных розовым светом вершин гор. Бойкие птички носились над «зеленкой» и ловили еще снующую в утренней прохладе мошкару. Том развернулся в сторону распадка - никого. Примерно через пару часов, когда Том дожевывал галету, со стороны распадка послышался странный звук. Звук напоминал струящуюся каменную осыпь. Только обычно, когда вниз срывался ненадежный камень, увлекал за собой еще несколько, а тут - другой, ритмичный звук. По осыпи к распаду кто-то шел.
Подхватив винтовку и расположив ее между камнями, Том припал к окуляру прицела. Часть осыпи скрывал утес скалы, расположенный ниже, но распадок был виден полностью. Прошло несколько минут томительного ожидания. Сердце учащенно билось, кровь получила приток адреналина.
- Иди, иди сюда, сука! - вертелось в голове. - Ты еще не знаешь, что я здесь, а я тебя давно жду! - злорадствовал Том.
Еще через несколько минут в распадке между камне, появился чужой. Он был один. Его фигуру скрывал объемный полог, сделанный из выцветшей маскировочной сетки, а голова пряталась в глубоком капюшоне. Сделав еще несколько шагов по распадку, он спустился чуть ниже и залёг в камнях. Позиция снайпера с этой точки была неуязвима. Его полностью скрывали камни, оставляя только очень узкий просвет, откуда торчал ствол винтовки. Чуть подвигав стволом, дух замер, выжидая, когда кто-нибудь из бойцов зазевается при смене постов или будет беспечно разгуливать по заставе. Спуститься или подняться выше с площадки, где засел Том, было невозможно, любая попытка покинуть укрытие раскрывало позицию. Надо было что-то придумать. Мысли лихорадочно крутились в голове.
- Как тебя, гад, оттуда выманить? Надо заставить тебя выйти оттуда, желательно на открытое место! - думал Том.
Просто выстрелить по позиции снайпера было глупо. В данной ситуации у него было более выгодное положение, а устраивать тут долгую перестрелку, под носом собственных пулеметов, в планы не входило.
Решение нашлось само собой. Подняв взгляд на несколько метров выше позиции духа, Том увидел расщелину в скале, из которой торчал осколок камня. Если в него выстрелить, он расколется еще на более мелкие и полетит вниз, потащив за собой осыпь - это как раз над духом. Выстрел его шуганет, а осыпь заставит покинуть свое место. При удачном раскладе будет пара секунд на выстрел.
От найденного решения сердце забилось еще чаще. Том плотнее прижал винтовку к плечу, бровь уперлась в наглазник. Сделав несколько глубоких вдохов, выровнял дыхание. В сетке прицела четко просматривался осколок скалы. Грохот выстрела раскатился по распадку. Не рассматривая результатов, Том приподнялся и мгновенно переключился на позицию снайпера. Дух в замешательстве отпрянул назад, но, сообразив, что сверху несется осыпь, пригнувшись, стал покидать распадок. В прицеле показалась спина. Том, еще раз плавно потянул спуск, винтовка знакомым тычком в плечо послала пулю в уходящего противника. Звук выстрела утонул в каменной дроби осыпи.
Со стороны заставы раздались пулеметные очереди. Пришлось поспешно сползти на дно своего укрытия.
- Вот, мля, уроды! - Том был просто вне себя, слушая, как пулеметные пули со свистом и жужжанием впиваются в булыжники распадка.
Пришлось ждать, пока посты прекратят стрельбу. Еще минут десять не стоило высовываться из укрытия, потому как посты будут разглядывать результаты. Если что-то увидят, то добавят еще, а пока сообразят, то от случайной пули никто не застрахован. Выждав еще, Том отполз подальше от распадка и осторожно выглянул на заставу. Правый пост, ощетинившись пулеметным стволом, молчал.
- Что там дух? - переползая к распадку, подумал Том.
Осыпь, подняв клубы пыли, сошла вниз. Осторожно выглядывая из укрытия, он поднял винтовку к плечу. Распадок тонул в медленно оседающей пыли, прицел выхватывал из клубящейся пелены отдельные камни. Среди камней без движения, широко раскинув руки, лежало тело духа. С левой стороны на спине, растекалось, пропитывая серую пыль, красное пятно.
Привалившись к скале, Том вытер со лба пот. Еще через минуту над «зеленкой» со стороны скалы в небо взлетел зеленый огонек ракеты.
Спустившись вниз и обойдя скалу со стороны «зеленки», Том подошел к распадку. Пыль, поднятая осыпью, почти осела, не мешая подняться к тому месту, где еще некоторое время назад, была позиция снайпера. Лавируя между камней, придерживая перед собой винтовку, Том поднялся к распадку, где прятался дух. Тело, присыпанное осыпью, лежало без движения. Том наклонился и потянул тело за плечо. Труп как бы с неохотой перевернулся. Том сорвал капюшон, заглянул в лицо и отшатнулся.
Мертвые, широко открытые, выцветшие глаза старика-ваханца смотрели в безоблачное, почти бесцветное, выжженное небо.
Оценка: 1.8013
Историю рассказал(а) тов.  Стрелок  : 21-02-2006 12:40:07